Разговор с архитектором: Евгений Бобрик

IMG_1634

Разговор с архитектором: Евгений Бобрик

Евгений Бобрик — минский архитектор, который много лет успешно работает в Москве с самой дорогой и роскошной недвижимостью. Относительно недавно Евгений переехал в Минск, где успел реализовать один из самых красивых и необычных интерьеров столицы  — ресторан «Ронин». Успех в Москве, возвращение в Минск, незыблемые принципы проектирования и искренняя любовь к родному городу — в честном интервью Евгения Бобрика для концепт-стора Moonlight Room.

Беседу провела Светлана Коледа, основатель Moonlight Room. 


Светлана: Как началась твоя карьера? Почему архитектура?  

Евгений: Я родился в семье архитекторов. Можно сказать, что моя судьба была предопределена. В 10-11 классах я немного колебался, но отец настоял на архитектурном образовании. Когда поступил в университет, понял, что это мое! Нравились люди, обстановка…это было круче любой тусовки! На тот момент деканом была Галина Владимировна Полянская, я ей очень благодарен, потому что 5 лет моей учебы прошли на одном дыхании. У нас было общественное объединение «Белорусская ассоциация студентов-архитекторов». Мы много общались, что-то постоянно организовывали. Учеба была очень эмоциональная и интересная, пропитанная духом творчества. Аппетит пришел во время еды, стал ощущать себя настоящим архитектором и получать от этого огромное удовольствие.

0-02-04-be3bdd8c9ad158e40a69aa7526a7f890193cbfb18bb01d20c684ca2b905179e7_full

Дома в Крешкино, Подмосковье

Светлана: Окончил архитектурный и сразу в Москву?

Евгений: Нет, не сразу. После университета «светила» армия, поэтому поступил в магистратуру. Кстати, закончил на одни пятерки:-) После учебы пошел работать к отцу в «МинскГражданПроект». Там я понял, что в подобных организациях твоя роль как архитектора очень мала, твоего авторства практически нет. До 35 лет придется «точить карандаши» мэтрам… Меня это не устраивало. Были серьёзные амбиции, желание что-то поменять. Вот и поехал в Москву.

Светлана: Уехал в никуда?

Евгений: Были знакомые архитекторы у которых можно было пожить первое время. Ну и все, больше ничего не было. Но в то время в Москве было необычайно теплое отношение к белорусам. Все их любили, с удовольствием брали на работу. Да и работы, и денег было больше. Кризис еще не настал.

Светлана: В Москве сразу себя нашел? С чего началась карьера?

Евгений: Не сразу. Первая работа скорее дала понимание того, что белорусское образование очень даже хорошее. Даже с минимальным практическим опытом чувствовал себя довольно уверенно. Минимальное портфолио было. Когда работал у отца, строили ресторан на Нарочи. Я немного помогал, смотрел как «каша варится». Были и другие мелкие проекты. Начал обрастать знакомствами, связями, постоянно предлагали какие-то приработки.

IMG_2428-HDR-Edit

Дом в поселке Барвиха

А потом устроился в довольно большую компанию, которая занималась выставочным бизнесом. В то время Москва участвовала в конкурсе на проведение олимпиады. Выделили огромные бюджетные средства. Компания, в которой я работал, взяла на субподряд проект реконструкции гостиничных комплексов. Невероятно, но эту работу доверили мне! Начальник архитекторов сумел рассмотреть потенциал, понимал, что я горю энтузиазмом, готов работать за идею. Для моего возраста и опыта это была работа мечты! Приезжал в Минск и показывал работы папе, а он даже не верил, думал, что обманываю. Там я многому научился, понял, что Минск немного отстает в развитии технологий. К примеру, минские архитекторы самостоятельно строят в 3ДМакс. Никто и не слышал про профессию «визуализатор». В Москве мы работали в группах. В каждой был менеджер проекта, архитекторы, проектировщики и визуализаторы. Время архитектора, конечно же, ценилось дороже. Так я перестал сам строить в 3ДМаксе и начал все представлять в голове, что развило трехмерное воображение, видимо.

IMG_5708

Квартира в Одинцово

Потом начали появляться какие-то халтуры, эскизы, архитектурные разделы частных домов. Ко мне подходили с запросами: «Вот тебе 500 долларов. Сделай архитектуру 2-ух-3-ех этажного частного дома.». Я понимал, что это стоит не 500, а 3 или 4 тысячи, но брал заказ, делал за 2 ночи и был счастлив. Это какой-то молодежно-творческий энтузиазм:-)

В Москве работа появлялась сама собой. Все видели, что ты готов горы свернуть и этим пользовались. На сегодняшний день я так не работаю, уже иссяк, все более спокойно.

Потом я встретил Алину Раевскую, которая начинала строительный бизнес, предложила мне работать вместе, так все закрутилось и завертелось с невероятной скоростью и начали набираться обороты, так сказать.

Светлана: Как складывался личный стиль? Тебя многие узнают по работе с камнем.

Евгений: Камень для меня – некая альтернатива. В первую очередь, альтернатива плитке. А стиля, в стандартном понимании обычного человека, у меня нет, но есть принципы проектирования, используя которые, я строю свой дизайн в любом стиле. Архитектура — это польза, прочность, красота. Польза – первостепенна, прочность — вторична, а красота на третьем месте. Это то, что я вынес из учебы и взял за основу. Польза, прочность, красота — это закон Витрувия. Этого я и придерживаюсь. Еще я придерживаюсь принципа, что нефункциональная вещь не может быть красива. Все, что ты делаешь, должно отвечать на вопрос «зачем?». Например, функция этой картины — закрыть дырку в стене. Ну и еще много всяких принципов, выработанных за годы проектирования и реализации объектов. Всего не вспомню, это уже интуитивно приходит в процессе работы над проектом.

IMG_5924

Квартира в Москве

Светлана: Просто для красоты картина не может висеть?

Евгений: Может:-) Но мне свойственно делать «дизайн», в котором каждая вещь имеет конкретную функцию. Я не прихожу на объект с каким-то готовым образом, как делают многие дизайнеры. От помещения нужно брать максимум. Когда мы начинали делать ресторан «Ронин», увидели аутентичные бетонные балки и колонны. Эти конструкции — скелет здания, а скелет здания похож на скелет рыбы. Сразу появился образ ресторана, концепция. Считаю, что отталкиваться нужно от этого.

Ни один итальянец или испанец со своей плиткой и фантазией не переплюнет природу.

Многие люди в моих проектах замечают много камня, думают, что я его продаю.  На самом деле я  использую камень как отделочный материал. Это не так дорого, как всем кажется. В основном он используется в мокрых зонах. Не так много этих квадратных метров в проекте! При грамотном подходе можно потратить немного больше денег на влажные зоны, сделать там камень, а остальные стеночки покрасить. И человек запомнит этот камень, его квартира автоматически становится уникальной! Камень начал использовать уже на втором собственном объекте лет 12 назад, предложили по хорошей цене. Когда все сделали, осознал силу этого материала. Камень — это нерукотворная красота, это природа и время, вместе они сотворяют красоту. Ни один итальянец или испанец со своей плиткой и фантазией не переплюнет природу.

viber-image10

Дом в поселке Жуковка

Светлана: Твои проекты запоминаются.

Евгений: Да, это правда. На сегодняшний день, конечно, в камне я стал экспертом. Даже в Москве, не буду скромничать, нет архитекторов, которые бы использовали столько камня и так хорошо в нем разбирались. Я камень знаю по названиям, как большинство дизайнеров знают по названиям плитку. Альтернативы камню не вижу. Недавно был проект небольшой квартиры. Заказчик сказал: «Только не камень!». Сделали без камня, все очень мило получилось, в стиле  IKEA 🙂

Светлана: Как в Москве строится работа с заказчиком?Евгений: Как и везде. Просто есть отличия. Режет глаз то, что в Минске у людей есть очень много времени на то, чтобы делать не свою работу. Раздавать советы, все контролировать. Москва меня научила, что, если ты привез машину на автосервис, то ты ее оставил и ушел по своим делам. Если они сделали тебе машину плохо, ты больше в этот автосервис не идешь. В Минске же, люди привозят машину в автосервис и рассказывают, как ее чинить, начинают торговаться. Такая же ситуация и с дизайном. На мой взгляд, это от безденежья и от того, что много времени. В Москве пробки, соответственно нет времени умничать. Московские пробки — это основное отличие менталитета минчанина и москвича.

Хочу, чтобы «Ронин» воспринимали как вызов минским дизайнерам и рестораторам.

Светлана: Расскажи про «Ронин». Ты же в Москве работаешь, как появился проект в Минске?

Евгений: Когда вернулся в Минск, было очень много энергии и энтузиазма, желание найти новых подрядчиков, которые будут готовы создавать нестандартные вещи. В то время владелец «Ронина» как раз искал дизайнера. Так и сошлись, сразу же нашли общий язык, разработали концепцию. Хотелось все сделать вручную, чтобы большинство предметов были уникальными и авторскими.

_MG_3114-HDR-Edit

Ресторан «Ронин», Минск

Светлана: Есть ли желание заниматься общественными интерьерами в Минске и дальше?Евгений: Да, хочется «наследить» в своем городе, сделать его лучше. В этом и заключается профессия архитектора. Хочу, чтобы «Ронин» воспринимали как вызов минским дизайнерам и рестораторам. Сделайте лучше, круче, по- другому! Пока Минск на начальном этапе развития. А вот Москва становится действительно крутым городом. Москва всегда была смелее Минска. Минск более осознанный, более медленный. В Москве люди привыкли двигаться, удивлять. Если проанализировать архитектуру Москвы, увидите, что изначально Москва строилась по принципу «круче чем у соседа». Строился дом, а рядом с ним абсолютно другой, помпезнее и «богаче».  Я не говорю, что в Минске нужно так же делать, но смелости многим не хватает.

Ресторан «Ронин», Минск

Светлана: Потенциал видишь?

Евгений: Конечно. Сейчас открывается много кафе, баров и ресторанов. Есть свои звезды ресторанного дизайна. Все стараются сделать что-то интересное, ни на что непохожее. Рестораторы начинают ценить дизайн и видеть его потенциал и важность. Скоро, на мой взгляд, подключатся и другие общественные места: бизнес-центры, актовые залы, кинотеатры. Мы немножко опаздываем от всех соседей.

У нас только приходит осознание, что с помощь дизайна можно заработать.

Светлана: Лет так на 10….?

Евгений: Киев, Варшава, Вильнюс, все наши соседи ушли дальше. У нас только приходит осознание, что с помощь дизайна можно заработать.

2-2

Детский магазин игрушек «Город игрушек», Москва-сити

Светлана: Клиенты диктуют свои условия?

Евгений: Конечно. Что касается частного интерьера — я делаю исключительно то, что говорят клиенты. Лично у меня прошли все эти творческие амбиции. Лучшая моя реализация – довольный клиент. Это действительно важно, потому что именно ему там жить. Ко мне не приходят люди, лишенные вкуса. Здесь уже работает портфолио. На него «идут» люди интересные, умные, продвинутые.

0-02-05-0e09b8921ced55f9d6b3ff82ed21708e8fd7c7dfa7ec39bd10862d4e48c1a138_full

Дом в поселке Жуковка
Светлана: Работа в Москве сделала тебя другим? Если бы остался, все было бы по-другому?

Евгений: Возможно. Хотя фундаментальные принципы были сразу же сформулированы. Но мыслить я начал точно смелее. А вообще, можно мыслить локально — есть стеночка, и мы ее оформляем. А можно концептуально! Это когда есть глобальная идея для конкретного помещения. Тогда детали уже вторичны.  Но очень важны!

Светлана: За что-то Минск любишь? Может есть здесь что-то особенное?

Евгений: Очень люблю. Часто задают вопрос, мол, зачем вообще сюда вернулся, думают, что там не сложилось. На самом деле, все сложилось прекрасно! Настолько, что смог вернуться в Минск.

Самое главное — эргономика, эргономика твоей жизни.

Светлана: Потому что в Москве все отлажено? Все работает?

Евгений: Да, в Москве все работает. А я живу в Минске, прекрасно себя чувствую:-) Каждый день хожу в офис через три парка: Марата Казея, Янки Купалы и Горького. Это мой ежедневный маршрут. Я кайфую, я мечтал об этом 10 лет. Минск не похож ни на какой другой город. Возможно, визуально он немного серенький, неприметный…Но он очень удобен для жизни! И какая бы ни была красивая Москва, но, если ты каждый день стоишь в пробке 2 часа, тебе не до архитектуры, ты нервничаешь, у тебя горит нервная система. Это проблема. Начинаешь понимать, что архитектура города вторична. Самое главное — эргономика, эргономика твоей жизни. Минск — очень эргономичный город, хотя и не маленький. Обычный европейский столичный город. Конечно, хотелось бы видеть больше современной архитектуры, но это отдельный разговор. У нас нормы! и часто архитектуру формируют пожарники, а не архитекторы. Но глобально Минск идеально устроен. Здесь живет миллиона три с лишним. Любой другой город стоит в пробках беспросветно, у нас пробок нет, лишь минимальные заторы в час-пик. У нас удобное неглубокое метро, удобные пешеходные и велосипедные связи, хорошая экология, так как город правильно спланирован, есть водно-зеленый диаметр, небольшая плотность застройки, возможность припарковаться днем в центре…Одним словом, у нас есть возможность жить в городе, делать множество дел, при этом передвигаться, не замечая города. В Москве ты постоянно преодолеваешь городские проблемы: пробки, высокую плотность, плохую экологию. К вечеру выжат как лимон и думаешь как бы поскорей упасть в постель. В Минске вечером ты свеж и полон сил, остается время на спорт, прочие развлечения и радости жизни. Очень бы хотелось, чтобы все минчане ценили это.


Евгений Бобрик (контакты)