Разговор с дизайнером: Алена Булатая

алена

Разговор с дизайнером: Алена Булатая

Алена Булатая – дизайнер, в котором удивительным образом сочетаются жажда приключений и умиротворенность, красота и профессионализм, талант и трудолюбие. Алена умеет создавать очень яркие, эмоциональные и запоминающиеся заведения, которые притягивают нужный контингент.  Секреты создания модных интерьеров, свежий взгляд на взаимоотношения в цепочке “заказчик-дизайнер-подрядчик” – читайте в интервью Алены Булатой для концепт-стора Moonlight Room.

Беседу провела Светлана Коледа, основатель концепт-стора Moonlight Room.

Светлана: Недавно ты закончила работу над несколькими общественными интерьерами – салоном красоты «Леди Гадива», пекарней «Brioche Bistro» и чуть ранее –ювелирным магазином ORO. Все проекты очень яркие и необычные. Но есть в них некая схожесть. Чувствуется, что над ними работал один дизайнер. Это стечение обстоятельств или скорее твой стиль и дизайнерский почерк?

Алена: Раньше я предпочитала более спокойные интерьеры с минимальным кол-вом декора, цветов и фактур. Сейчас я стараюсь строить свою работу, опираясь не только на принципы логики, эргономики и эстетики, но и на впечатления и создание атмосферы. Конечно, это больше касается общественных интерьеров – они создаются по иным законам, нежели частные. Сейчас, очевидно, мне нравится цвет и его влияние на восприятие интерьера. Так совпало, что несколько моих последний общественных интерьеров оказались похожими по целям и задачам, они разрабатывались в один промежуток времени и поэтому нетрудно уловить их некоторую схожесть.

IMG_5156-2

В проекте «Леди Гадива» передо мной стояла задача сделать пространство более актуальным, вдохнуть в него новую энергетику, помочь привлечь новых клиентов и сохранить привычную постоянным посетителям, атмосферу. Наталья, хозяйка салона, понимала необходимость контр-перемен, однако закрыться на долгий срок салон не мог. После нескольких встреч нам удалось разработать подходящий сценарий ремонта и ту самую цветовую комбинацию, в которую мы трансформировали интерьер. Я предложила взять за основу консервативную черно-белую гамму и в качестве акцентного цвета выбрать лиловый. Во-первых, 95% клиентов – это девушки, а они в большинстве своем любят розовый и его оттенки. Во-вторых, Наталье импонировал интерьер ювелирного магазина «ORO”, в котором я тоже использовала схожий тон.

MyCollages-31Ювелирный магазин “ORO”, Минск 

Светлана: Как строилась работа? Предыдущий интерьер был с венецианской штукатуркой, большим количеством классических элементов. Как правило, заказчиков, которые предпочитают классику сложно склонить к чему-то современному.

Алена: Заказчица лучше меня понимала, что интерьер нужно менять на более современный, однако сохранить знаковые элементы салона было необходимо. К примеру, безумно красивые кованные деревья мы лишь немного отреставрировали. Изменилась цветовая гамма стен, усилилось освещение, добавились новые предметы мебели. Случалось, люди, увидев черные стены во время ремонта, восклицали: «У вас было так нарядно и красиво, а сейчас траурно!». Я относилась в этому спокойно –опыт помогает. Я знала, что нужно дождаться, пока все пазлы мозаики будут собраны. Черный цвет –это не про траур, а про благородство, элегантность и роскошь! Мы четко понимали, что клиенты, которые приходят в салон, – это люди успешные и статусные. Они не гонятся за сиюминутными трендами, а хотят видеть интерьер, который будет соответствовать их мировоззрению, а новый дизайн салона –демонстрировать желание последнего оставаться лучшим не только по качеству услуг, но и по атмосфере.

MRK30191

Светлана: Скажу честно, несколько лет назад я посещала «Леди Гадиву». Вспоминая свои ощущения, понимаю, что главная причина, по которой я «ушла», стало то, что эмоционально мне было не очень комфортно. Казалось, что это салон для очень состоятельных и взрослых людей. Сейчас, глядя на интерьер, мне хочется вернуться!

Алена: У меня были схожие ощущения. Выбирая салон или какую-то beauty-услугу для себя, я всегда просматривала «Леди Гадиву», но никогда не выбирала это место. Интуитивно понимала, что в таком классическом интерьере мне будет некомфортно. Во время первой встречи меня спросили, почему я не обсуживаюсь в салоне, я честно в этом призналась. После завершения работы над проектом, я стала их клиенткой. Надеюсь, не я одна).

MyCollages-28

Салон красоты премиум-класса “Леди Гадива”, Минск

Светлана: Мы вскользь заговорили, что общественный интерьер должен быть продающим. Это неотъемлемая часть маркетинга. Твои клиенты это понимают?

Алена: Конечно! Когда я делаю частный интерьер – я могу со многим согласиться, ведь человеку в этом жить каждый день. Это его личная история. Что качается общественных мест – я учитываю специфику бизнеса, стараюсь глубоко анализировать предлагаемый продукт. Я понимаю, какие деньги клиент вкладывает в бизнес и что хочет получить в результате. Мы много рассуждаем о том, что будет способствовать продажам, а что, наоборот, быстрой потере интереса со стороны клиента.

Дизайн в общественных пространствах всегда настроен на привлечение интереса посетителей, на удовлетворение их потребностей с последующим получением прибыли. Я убеждена, что нельзя создавать дизайн ради дизайна, важно понимать и маркетинговую составляющую бизнеса. Один и тот же дизайн может привлекать клиентов в крупных торговых моллах или на центральных улицах городов и отпугивать, скажем, в спальных районах- просто разный контингент и намерения клиента. Я всегда стараюсь учитывать эти аспекты в разработке и проектировании объектов. В общепите дизайн интерьера должен поддерживается кухней, в сфере продаж –качеством товара.  Моей основной задачей является привлечь внимание к бизнесу моего клиента и выделить его на фоне конкурентов.

3

Офис компании Kino-mo

Светлана: Несколько недель назад распахнуло свои двери еще одно замечательное кафе. Brioche Bistro, тоже твой проект. Уже слышала первые отзывы?

Алена: Галина Корсак (владелица Brioche Bistro) постоянно делится со мной отзывами посетителей и комментариями в сетях – все очень даже позитивно).  Мы понимали – создавая заведение такого непривычного для Минска формата, нас либо забросают помидорами, либо полюбят всем сердцем). Это касается как интерьера, так и концепции в целом. Я не ставила перед собой задачу сделать интерьер актуальным для Минска, наоборот, хотелось, чтобы он был абсолютно европейским.

DSC02923

Специфика заведения сама по себе диктовала определенный подход в работе: это история про свежую выпечку, нежные десерты, ароматный кофе, изысканное вино и закуски –про наслаждение! Мы могли позволить себе поэкспериментировать и создать ту атмосферу, которая способствовала бы наиболее полному погружению посетителя в мир ароматов и вкусов.

Хотелось, чтобы интерьер мог передать то самое настроение, транслировать те самые эмоции, которые мы испытываем, когда наслаждаемся вкуснейшим пирожным. Именно поэтому он получился немного «чересчур». В интерьере намеренно присутствует излишняя нарядность, возможно «девичесть» и декоративность – мне хотелось уйти от лофта и минимализма, к которому все слишком привыкли и сделать иначе. Хотя мы и задействовали бетон, но в совершенно новой интерпретации. Сделали его цветным и многослойным. Он является прекрасным фоном для бархата и латунных элементов, потертого металла и растений, ретро-светильников и изысканных стульчиков нежных оттенков. В Бистро реализован прием, взятый и реального театра: большие окна с занавесом, при открытии которых гость может наблюдать за процессами, происходящими на кухне.

MyCollages-29

Кафе “Brioche Bistro”, Минск 

Светлана: Как стоишь работу с заказчиками? Есть универсальная формула?

Алена: Приходится балансировать. Во-первых, нужно слушать клиента и подрядчиков, а во-вторых –себя, следовать собственному плану. В работе над проектами дизайнер иногда получает советы из разных источников: мам-пап-друзей-соседей клиентов, которые знают «как лучше». Иногда нужно абстрагироваться, чтобы сохранить идею и концепт, который стремишься создать. Ведь только на завершающих этапах, когда вырисовывается общая картина, всем все становится понятно, а дизайнер со старта знает, куда все идет. В Европе и Америке дизайнеру просто дают пространство, бригаду и бюджет и не мешают. Думаю, именно поэтому там больше стильных и продуманных интерьеров. Пока белорусский клиент к такому не готов. Приходится вести переговоры и посвящать клиента во все процессы.

Светлана: Расскажи о своём обучении.

Алена: Я окончила Академию искусств и уже во время учебы работала в студии Алены Матросовой. Именно там я получила те самые стартовые знания, которые мне пригодились в последующей работе. Потом я проходила обучение в Италии по курсу HORECA и Retail. Учеба за границей помогла по-новому взглянуть на подход к проектированию общественных пространств, узнать принципы, по которым работают итальянские дизайнеры и архитекторы. Конечно, тот объём информации, который дается на курсе, сразу усвоить непросто. Спустя несколько лет я поехала туда снова, чтобы повторно прослушать информацию, которая, приобретя некоторый опыт, воспринимается совсем по-другому.

Сейчас я стала больше внимания уделать маркетинговой составляющей проекта. Нас научили воспринимать процесс создания интерьера не просто как художественное оформление или декорирование, а помогли видеть его философию, понимать истинные мотивы заказчика и принципы работы его бизнеса. Многое узнала о новых материалах, которых у нас на рынке, к сожалению, пока еще нет. Огромным плюсом стало то, что мы обучались в эпицентре общественного дизайна, в Милане. Именно в этом городе создается дизайн, который дальше распространяется по всему миру. Мы посещали самые топовые заведения города, анализировали ошибки одних заведений и разгадывали секреты успеха других. К примеру, два похожих ресторана могут по-разному восприниматься публикой. Один будет преуспевать, а другой станет убыточным. Почему? Дизайнер должен видеть разницу и понимать, почему так происходит, а это не всегда очевидно. Такой практический опыт очень развивает и помогает в работе.

Дизайнеру непозволительно останавливаться в развитии. Мы должны много путешествовать, посещать выставки, музеи, читать профильные порталы. Когда по каким-то причинам у меня не получается попасть на презентацию и выставку, я всегда ищу информацию в интернете, просматриваю фотоотчеты. Важно уловить посыл, который транслируют хедлайнеры мирового дизайна. Учеба помогает мыслить иначе, а саморазвитие помогает формировать вкус.

MyCollages-30

Светлана: С какими интерьерами тебе интереснее всего работать?

Алена: Сейчас мне интереснее с общественными. В первую очередь, из-за возможности покреативить, а также из-за скорости реализации проекта. Мне нравится видеть результат за более короткий промежуток времени. У меня есть частные объекты, которые длятся по несколько лет, общественный интерьер, напротив, реализуется гораздо быстрее. В нем можно использовать те инструменты, которые в частном применить не представится возможным. К тому же, создавая общественный интерьер, дизайнеру предоставляется возможность повлиять на становление общественного вкуса в связи с тем, что интерьер увидит большое количество людей. Это очень интересно и ответственно одновременно.

Светлана: Чего как дизайнеру тебе не хватает в Минске?

Алена: У нас в Минске очень небольшой ассортимент товаров в наличии. В Италии нас учили более широко смотреть на материалы: как его можно красить, как подсветить, какие у него свойства, с чем его лучше комбинировать. Многих материалов, которые в Италии стоят «три копейки», у нас просто физически нет. Очень хотелось бы иметь промышленную базу для создания и обработки инновационных материалов. Иногда много времени и энергии уходит на то, чтобы объяснить подрядчику, какой эффект необходимо получить.

Общее пожелание для всех подрядчиков состоит в том, что они должны брать на себя ответственность за техническую сторону вопроса. Хочется, чтобы подрядчики были партнерами с дизайнерами и стремились найти пути решения задачи, а не тратили время на поиски «косяков» и объяснений, что идею дизайнера реализовать невозможно. Что касается интерьерных салонов, то я стараюсь работать с теми, кто осознает свою ответственность за сроки, качество и сервис. Иногда бывает, что меня просят просчитать какие-то технические нюансы, продумать крепление…Окей, я могу это сделать, но в идеале это должен делать подрядчик, ведь он является экспертом в своей области.

IMG_6761-1

Светлана: Как ты относишься к вопросу оригиналов и фейков?

Алена: Беларусь пока не самая зрелая страна в этом вопросе. Это факт. Есть люди, которые ездят на очень дорогих автомобилях, имеют по несколько объектов недвижимости, но, делая ремонт, сильно экономят на мебели. Я балансирую в затратах на объекте, стараюсь расставлять приоритеты, но всегда объясняю, что гораздо лучше один раз потратиться на качественную мебель, чем через два –три года менять ее на другую. Иногда я даже намеренно даю заказчику возможность ошибиться в каких-то мелких вопросах, чтобы в последующем они доверяли и прислушивались. Но это только после того, когда установилось 100% доверие, когда заказчик понимает, что его не разводят, а подсказывают наилучший вариант.

Светлана: Ты – молодой успешный дизайнер. Как думаешь, откуда в Беларуси столько разговоров, что дизайнер «разводит» заказчика?

Алена: Думаю, большинство имеют ввиду ситуацию, когда дизайнер получает процент от продажи материалов или мебели. Могу сказать, что при работе с салонами такая практика есть, но нужно понимать, что вознаграждение дизайнера от салона – это не «откат» за продажу. Скорее это дилерские отношения, в которых дизайнер изучает продукцию, хорошо знает ее характеристики и сам для своих объектов выбирает нужные комплектующие. Салону работать в связке «клиент-дизайнер-поставщик» выгодно, т.к. процесс презентации и продажи проводит сам дизайнер, выполняя работу менеджера салона. По факту, данное вознаграждение и есть оплата этих услуг. Эта сумма – не добавленная стоимость, а процент от прибыли салона.

Хорошему дизайнеру, который работает сам на себя или представляет интересы студии, абсолютно невыгодно лоббировать интересы поставщиков только ради денег. Это негативно влияет на качество проектов, и в последующем, очевидно, влияет на количество заказчиков. Бывает, что дизайнеры отдают свой % в пользу большей скидки для заказчика, если видят неуверенность с его стороны из-за высокой стоимости продукта, например. Всем же приятно получить скидку на покупку.

IMG_4616

Светлана: Конечно! В Европе заказчик либо платит почасовую оплату за то, что дизайнер с ним ездит по салонам и помогает с выбором, или открыто получает процент от бюджета проекта.

Алена: Сейчас многие дизайнеры очень четко разграничивают свои обязанности и все работы прописывают в договоре и прейскуранте. Все этапы работы над проектом оплачиваются отдельно. Все больше заказчик осознает, что дизайнер тратит на один проект очень много сил и энергии, в конце концов, он посвящает этому свою жизнь и готов за это платить. Сейчас я стараюсь наладить максимально доверительные и прозрачные отношения с клиентом с самого начала. Когда заказчик тебе доверяет –весь посторонний «шум» со стороны строителей и других подрядчиков становится не таким уж и важным.

 Светлана: Есть ли у тебя любимые продукты?

Алена: Да, заказчики это очень чувствуют. Проектируя, я часто рекомендую те или иные предметы интерьера, которыми пользуюсь сама. Тогда лимит доверия очень возрастает. К сожалению, в Минске очень ограниченный выбор мебели и предметов интерьера, которые есть в наличии, поэтому показать трудно –хоть по домам клиентов води. Здесь очень помогает опыт, приобретенный на выставках, фабриках и производствах, где есть возможность посидеть и пощупать тот или иной продукт или предмет интерьера. И это как раз про важность того, что дизайнер должен постоянно развиваться, учиться и двигаться вперед! Дизайнерская «насмотренность» – едва ли не самый важный атрибут успешного проекта.


bulataya.com

 




Оцените качество обслуживания:
Очень плохоеПлохоеУдовлетворительноеХорошееОчень хорошее (голосов: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...