Разговор с дизайнером: Вера Прохорова

IMG_7920

Разговор с дизайнером: Вера Прохорова

Вера Прохорова — дизайнер интерьеров, который в центр проекта ставит мир интересов и образ жизни конкретного человека. В работах героини цвет, свет и искусство рассказывают историю заказчика. Возможно ли стать дизайнером интерьеров без шести лет учебы в университете, зачем заказчику и дизайнеру общаться лично до старта проекта, где дизайн, а где ремонт — читайте в интервью Веры Прохоровой для концепт-стора Moonlight Room.

Беседу провела Светлана Коледа, основатель концепт-стора Moonlight Room.

Светлана: Вера, с помощью дизайна ты рассказываешь историю заказчиков. А какая история у тебя? С чего начиналась твоя карьера как дизайнера интерьеров?

Вера: Знаешь, дизайн — видимо призвание, которое нашло меня через годы. В классе девятом я решила поступать на архитектурный факультет, для чего пошла на курсы академического рисунка в изостудию на Карла Маркса. А еще до этого получила специальность по черчению — два года чертила в то время еще за кульманом. Изостудию быстро забросила, потому что не могла больше рисовать одни и те же кувшины. Поступила в итоге в Минский государственный лингвистический университет ( в прошлом — Институт иностранных языков) на отделение французского языка. С дипломом преподавателя английского и французского работала в авиа агентстве. Затем неожиданно для себя попала в крупное сетевое рекламное агентство. Проработала там 9,5 лет: съемки роликов, фотосессии, сотрудничество с медиа компаниями, организация мероприятий. Но дизайн — он во мне, он меня ждал. И я поступила в Белорусскую государственную академию искусств на специальность «Дизайн-менеджмент». Уже к концу учебы параллельно работала, выполняла первые заказы. Получается, что вернулась с некоторой поправкой к тому, с чего начинала, с того желания в девятом классе поступить на архитектурный.

Фото: Диана Шик

Фото авторства: Диана Шик

Светлана: Ты пять лет в дизайне интерьеров — не много, но и не мало. Есть ли движение и прогресс на беларуском рынке?

Вера: По моим ощущениям, изменилось многое. Мы стали больше смотреть в сторону мирового дизайна. Люди чаще выезжают на выставки за пределами страны. Мы движемся осторожными, аккуратными шагами, но все-таки идем.

Светлана: А кто изменился: клиенты или дизайнеры?

Вера: Все. Проблема была в том, что о дизайне не говорили. Дизайнерам необходимо образовывать людей здесь. Если информация «капает», то она выйдет на поверхность в нужное время. И когда человек столкнется с необходимостью ремонта, он уже будет смотреть на процесс по-другому.

Светлана: Вера, а есть ли понимание у клиентов и дизайнеров, что евроремонт пространства и дизайн пространства — это разные вещи?

Вера: Тяжело сказать, клиенты разные — не все достаточно осведомлены в этом вопросе. У них не хватает образования, информации. А вот дизайнерам такое непростительно. Людям необходимо помогать понять разницу между этими понятиями. И тогда не будут называть ремонт «дизайном» квартиры.

Светлана: На кого ты равняешься в работе и кем вдохновляешься?

Вера: Марсель Вандерс — очень мое. Буйство фантазии, цветов. Иногда за гранью и шокирует, но очень нравится. Хайме Айон — это насыщенные цвета, потрясающие формы. Жан-Луи Денио с тончайшим вкусом — мастер миксов, Патрисия Уркиола — дизайнер-оркестр. Вообще, могу долго перечислять.

Фото: слева — шоу-рум «Moooi», основатель Марсель Вандерс. Справа — кресло работы Хайме Айона.

На фото: слева — шоу-рум «Moooi», основатель Марсель Вандерс. Справа — кресло работы Хайме Айона.

Светлана: В твоем понимании дизайн может стоить дешево? Например, от 10 у.е. за квадрат.  У нас же до сих пор оценивают в квадратах.

Вера: (Смеется). В нашей стране оказывается может. Но дизайн не должен стоить дешево. У нас нет четкого разграничения понятий «ремонт» и «дизайн», потому что не проясняют. Отсюда и предложения «дизайна» от 10 у.е. за метр квадратный, который на самом деле — ремонт.

Светлана: Как ты относишься к Икеа? Будешь ли ты использовать её в дизайнерском интерьере?

Вера: Да, буду. Если человек не готов купить мебель европейской фабрики в более высоком ценовом сегменте, то Икеа частенько может стать «палочкой-выручалочкой». А отечественные производители пока, увы, не приблизились к этому уровню, особенно в плоскости цена-качество. И да, микс дорогих и недорогих брендов приводит к удивительным результатам. В фэшн-индустрии микс вещей из масс-маркета или second hand c премиальными марками давно считается уместным.

Светлана: По поводу бюджета: клиенты открыто озвучивают его?

Вера: Есть клиенты, которым рассказываешь суть проекта, они всё понимают и озвучивают размер бюджета. Это огромный плюс. Потому что обычно происходит следующим образом. Выбирается для проекта лучшее, клиент со всем согласен, но бюджет не озвучивает. Так как процесс начинается с отделки, то в итоге получаем дорогую плитку, роскошный пол. А на этапе проекта, когда интерьер должен дополниться мебелью, текстилем и искусством, чтобы получилась цельная картина, на этом моменте средства заканчиваются. Дизайнер в итоге подыскивает альтернативные варианты в рамках бюджета, но ожидания клиента не оправдываются. Он не увидел проект, который согласовывал. Следовательно, возникают вопросы к дизайнеру. Ну, а что дизайнер? Он не владел информацией о размере бюджета, а, соответственно, не смог его грамотно распределить.

Лучше отпустить проект, если есть понимание, что не получится «плыть с заказчиками в одной лодке» в силу разных обстоятельств.

Фото: слева — Даниил Анохин, справа — Егор Пясковский

Фото авторства: слева — Даниил Анохин, справа — Егор Пясковский

Светлана: А почему так происходит? Это вопрос общего отношения к профессии?

Вера: Я не знаю. Сегодня в 90% случаев люди открывают интернет и нанимают дизайнера исходя из цены, которую он берет за свои услуги. Это неправильно. Надо выбирать по портфолио, по личной встрече. У меня есть история про молодую пару, которая решила привлечь дизайнера интерьеров. При встрече я им объяснила, что они выбирают сейчас человека, с которым «жить» минимум полгода. Поэтому стоит потратить неделю из этих полугода на общение при личных встречах с разными дизайнерами, не выбирать только по цене. В итоге они выбрали не меня, но как-то при встрече благодарили за этот совет. Мне было очень приятно.

Светлана: Какая роль искусства в твоих работах? Удавалось ли тебе построить интерьер на искусстве?

Вера: Я не мыслю интерьер без искусства. Когда при работе над заказом уже есть образ интерьера, то держу в голове, что должен быть обязательно добавлен предмет искусства. Когда спрашивают о пустых стенах в проекте, я объясняю клиенту, где будет висеть картина, доминантная точка. И больше ничего не надо, интерьер уже будет дышать.

Моя мечта — использовать скульптуру в каком-нибудь проекте. Пока это такой далекий для нас уровень. Мне так кажется. Но рано или поздно я  это реализую .

 

Фото: слева — Диана Шик, справа — Егор Пясковский

Фото авторства: слева — Диана Шик, справа — Егор Пясковский

Светлана: Ты веришь в истории дизайнеров-самоучек?

Вера: Примеров довольно много. Например, Хайме Айон, Джонатан Адлер — самоучки. Тадао Андо — непрофессиональный архитектор. Путь саморазвития — очень важный момент. Те люди, которые не имеют профильного образования, достигли успехов только благодаря увлеченности и самообразованию.

Светлана: Какие книги, курсы, ресурсы ты можешь порекомендовать для самообразования в области дизайна интерьеров?

Вера: Не знаю точно, какие курсы есть в Минске. Вообще, мне тяжело об этом говорить, так как пришла к дизайну в середине жизненного пути. Для людей с первым высшим образованием в этой сфере я могу выглядеть как самоучка. Потому что я отучилась два года, не шесть же. Но я не просто захотела и стала дизайнером. У меня был большой багаж знаний в области дизайна, я постоянно получала информацию и развивалась. Академическое образование предполагает глубокие знания композиции, цветоведения, живописи рисунка. Дают ли это трехмесячные курсы — не знаю.

Светлана: Дизайн интерьера — это бизнес или творчество?

Вера: Для кого как. Проекты с «10 у.е. за квадрат» — это бизнес-модель. А серьезные, длительные проекты — творчество. Но, конечно, и проекты «10 у.е. за квадрат» можно делать качественно.

Светлана: Расскажи про последний твой проект опубликованный в журнале «Интерьер+Дизайн».

Вера: Это как раз пример, когда мы с заказчиком плыли в одной лодке. Бюджет проекта был небольшой, работали очень быстро, — июнь- декабрь. Удивительное дело, они сказали: «мы хотим цвет». Клиенты остались довольны «мондриановской» стеной, которая получилась.

Фото: Егор Пясковский

Фото авторства: Егор Пясковский

Светлана: В карьере дизайнера публикации играют какую роль? Это твоя первая в таком издании ?

Вера: Это мое любимое российское издание, туда непросто попасть. Но с этим проектом я подумала, что есть шанс. Он такой, на мой взгляд, яркий получился. Когда отправляла, думала, что если не попаду, то не расстроюсь и буду двигаться дальше. Но в итоге все получилось. Есть два момента для меня как для дизайнера. Безусловно, лучшая похвала — отзыв клиента. Другой момент — оценка работы профессионалами. Важны обе оценки, они из разных плоскостей.

Светлана: Есть у тебя любимые интерьерные фабрики?

Вера: Люблю необычные, утонченные вещи. Обожаю Gubi. Особенно светильники. Я — фанат света. В моих интерьерах 80% принадлежит свету. Всегда пытаюсь донести до клиента, что настроение создает свет.

Вообще, я слежу за многими фабриками и тяжело выдать определенный список. У кого-то меня привлекает направленность, стиль, у кого-то — отдельные предметы интерьера. Как я и говорила, дизайнеру необходимо постоянно изучать новое, смотреть, читать, впитывать. Только так возможно из всех деталей в голове создать проект, отражающий личность заказчика, и помочь ему понять отличие дизайна интерьера от ремонта.
veraprokhorova




Оцените качество обслуживания:
Очень плохоеПлохоеУдовлетворительноеХорошееОчень хорошее (Ваша оценка будет первой)
Загрузка...